главная/Публикации/Охотхозяйство/Как мы учитывали глухарей – птицу года

Как мы учитывали глухарей – птицу года

08.05.2020

Специалист АПБ по природоохранным вопросам Виталина Лобанова и директор АПБ Александр Винчевский приняли участие в глухариных учетах. Виталина рассказывает, как это было.

glushets-Vitalina-ilyustratsyya.jpg
Глухарь в лесу. Иллюстрация Виталины Лобановой

Когда-то, еще в детстве, я увидела тетеревиный ток: где-то далеко-далеко, на краю поля. Я была еще маленькой, но четко запомнила этих больших черных птиц с красными бровями и их странные танцы, исполняемые, чтобы понравится самке. Но близко подойти было невозможно, если не хочешь нарушить эту торжественную церемонию.

Тетерев и глухарь — одни из самых крупных птиц Беларуси. А еще они обладают одним из самых экстравагантных нарядов в птичьем царстве и интереснейшим поведением в брачный период. Вот только увидеть их в это время не так-то просто. Ведь эти птицы не любят чужаков, особенно в столь ответственный для них момент.

IMG_2258-800.jpg
Тетерев на току, Городокский район. Фото Виталины Лобановой

Тетерева предпочитают токовать на открытых пространствах: болотах или даже полях (хоть и живут они обычно в лесах). Собираются на рассвете группкой из нескольких самцов и начинают доказывать самкам, кто из них лучше и громче. Голос их можно услышать на большом расстоянии, особенно до рассвета, когда другие птицы еще не начали свои трели.

IMG_20200411_061440-01-800.jpg
Учет токующих тетеревов на болоте. Россонский район. Фото Виталины Лобановой

Глухарей услышать намного сложнее, ведь токуют они в сосновом лесу и очень осторожны в это время. В отличие от распространенных стереотипов, слышат они хорошо практически всегда. За исключением того участка песни, во время которого они трещат. А он бывает только в самый апогей тока.

Места тока и глухарей и тетеревов чаще всего остаются постоянными из года в год (если нет постоянного беспокойства). Так что, если эти земли находятся на территории охотхозяйства и егеря о них знают, то держат их в строжайшем секрете.

Тем интереснее было предложение Министерства лесного хозяйства Республики Беларусь, которое поступило в АПБ в феврале: в начале апреля вместе с сотрудниками подведомственного предприятия «Белгосохота»  поучаствовать в проведении контрольных учетов на нескольких глухариных и тетеревиных токах в двух охотничьих хозяйствах Городокского и Россонского районов. Когда еще такое предстоит!

Учеты для нас начались с тетеревов в Городокском районе. Утром, еще в темноте нас завезли на разные участки, где должны были быть тока.

Мой был на свежераспаханном поле с участками старой травы. Но, когда меня высадили там, этого я еще не знала — было темно. Зато, чуть только машина отъехала, я услышала характерное бормотание с периодическими криками «чуффши». Забавное чувство: вокруг темнота, а кто-то, оказывается, в это время занят главным делом своей жизни: готовится к размножению.

Впрочем, как оказалось, когда рассвело, парню не повезло. Самки не откликнулись на его призыв. Как и на призыв его друга, который пел чуть поодаль, сидя на кусте. Может, еще холодно? Только серые журавли и первые аисты одиноко бродят по пустым еще полям.

ZHurauli.jpg
Серые журавли. Фото Виталины Лобановой

Зато Александру Винчевскому повезло больше: он увидел трех тетеревов, смешанную стаю гусей, да еще и трех волков, возвращавшихся с ночной охоты. В 8 часов тетеревиный ток заканчивается. И днем мы уже на Россонщине, готовимся к учетам глухарей. Значит, успеваем на подслух.

Хотя токуют оба вида на рассвете, учет на глухарином току начинается еще с вечера. Он и называется «подслухом». Еще на закате глухари шумно занимают места на верхушках деревьев для тока. И если прийти туда заранее и вести себя тихо, то можно посчитать их и услышать, где они будут токовать утром.

IMG_20200409_183725-800.jpg
Место токования глухарей в Россонском районе во время подслуха. Фото Виталины Лобановой

Охотхозяйство «Красный Бор», которое мы должны проверить, выдает нам по егерю и распределяет нас по глухариным токам. Их как раз семь, по количеству участников.

Мы с егерем приходим на место тока заранее, но еще долго сидим и ждем, пока что-то услышим. Однако у нас тишина, и только один глухарь взлетает где-то из болота, громко хлопая крыльями.

Утром под рассвет едем снова. Лучше приходить, когда ток уже начался. Больше вероятности, что глухари не улетят. У нас токует один, и тот замолкает, когда мы осторожно приближаемся чуть поближе. Зато куча самок: то тут, то там слышны их вздохи. А когда уже на рассвете мы решаем пройти по угодьям еще раз, спугиваем еще несколько глухарок. Они сидят на самых верхушках сосен, и их совсем не видно. Взлетают почти бесшумно (по сравнению с самцами), и то, когда подойдешь уже совсем близко.

После рассвета делать на току нечего: пора уходить. Жаль, что услышали только одного. Встречаемся с коллегами, и оказывается, что у нас довольно хороший улов. Во всяком случае, по самкам — 6. Хотя странно: глухарей тут должно быть намного больше.

Охотоведы решают провести второй учет через сутки. А пока — отдых и наутро с рассветом — учеты тетеревов, но уже на болоте. Болото было замечательное, верховое, но заросшее сосной, среди которой и токовали в 100 м друг от друга два самца.

Во вторую попытку учета глухарей нам с егерем (а теперь и еще с одним охотоведом из Белгосохоты) утром опять везет больше, чем другим. Хотя снова не намного. 2 токующих самца и 2 самки. Зато в этот раз успеваю расслышать брачную песню глухарей намного лучше.

К обоим мы подходим довольно близко (осторожно-осторожно под трещание, во время которого глухари не такие чуткие). Настолько, что они уже начинают нас видеть. А мы еще нет.

Во всяком случае, мои напарники. Одного из двух я все же увидела. Черная тень, иногда поворачивающая голову среди черных же веток на фоне восхода.

Глухари — действительно мастера маскировки.

Так что желающим на них поохотиться приходится непросто: сначала найти ток, подойти совсем близко, чтоб тебя не услышали. А потом еще и увидеть в переплетении ветвей, чтобы знать, куда стрелять. Некоторые так и не видят, пока глухарь не поднимается на крыло, как рассказывают. Не успел — так и уйдешь ни с чем, потеряв деньги. А занятие это — не из дешевых. Хотя и гарантий никаких.

Впрочем, по этому поводу рассказали нам одну историю. Приехал как-то в охотхозяйство аутфитер, организующий охоту для каких-то иностранцев, и говорит: «Мне нужно, чтобы клиенты остались с добычей, и у меня есть гарантированный план. Но мне нужно, чтоб вы заранее застрелили самца глухаря и заморозили до нашего приезда». Заинтересовались потенциальные партнеры, что ж за план такой.

И услышали «гениальную» идею: «Когда иностранец приедет и мы пойдем на ток, одному из егерей надо включить токовую песню глухаря. А второму подвести иностранца под магическую фазу песни метров на 20-30 к сосне самой густой кроной. Найти какое-нибудь сплетение веток погуще и убедить иностранца, что он там есть, указав ему лазерной указкой куда стрелять. Выстрел! И пока иностранец отходит от выстрела, «увидеть падающего глухаря», сбегать под дерево, сымитировать погоню и прокричать что-то типа «Ой, раненый, убежал куда-то вниз, ну ничего — мы его еще найдем, с собакой». В это время уже можно увозить иностранца с охоты и размораживать прежде добытую тушку». К чести потенциальных партнеров, они отказались от договора с этим аутфитером.

Какие только ухищрения не приходится выдумывать, чтобы добыть заветную птицу.

Не проще ли просто наблюдать и наслаждаться этим таинством природы, не пытаясь его уничтожить? Ну а, если уж так хочется «добычи» и адреналина — заняться, например, фотоохотой. Хотя это, в случае глухарей, наверно, даже посложнее будет!

Текст, фото: Виталина Лобанова

Источник: ptushki.org

подпишитесь на рассылку

Если вы хотите быть в курсе новостей туристического комплекса, интересных акций, увлекательных экскурсий.

Подписаться
как добраться рай для фотографа экскурсии по беларуси